Московские Зарисовки

Краснопресненский лакокрасочный завод

История и фотографии

В истории Москвы можно вспомнить десятки выдающихся предприятий, владельцы которых активно работали на благо отечественной промышленности, и названия их были широко известны среди покупателей - например, кондитерская фабрика "Эйнем" и ее конкуренты, или парфюмерная Брокара, или механический завод братьев Бромлей. Читая исторические сводки о них, нельзя пропустить упоминания о производственных инновациях, заслуженных наградах, почетных званиях, последующем забвении старых имен в советское время и окончательной гибели в 1990-е годы.

В лакокрасочной области на первых ролях была фабрика братьев Мамонтовых, одна из крупнейших в стране (наряду с витебским заводом Позиных). Ее происхождение можно проследить от сургучной фабрики, основанной в 1840 году купцом первой гильдии, потомственным почетным гражданином Москвы Николаем Федоровичем Мамонтовым (который был также дядей самого известного представителя династии, Саввы Мамонтова). В 1854 году производство сургуча, смолок и пробок (вместе с пивоваренным заводом на Пресне) перешло к его сыновьям Александру и Николаю. Именно эта дата позднее указывалась в рекламных объявлениях как год образования. Через четыре года оно было преобразовано в "Товарищество братьев А. и Н.Мамонтовых" и переведено из Сыромятников на окраину города, за Пресненскую заставу, где и просуществовало почти сто пятьдесят лет, пока современные хапуги-рейдеры не положили заводу конец.

Судя по всему, на Пресне предприятие обосновалось не среди голых полей, а заняло уже имевшуюся территорию "сального завода", отмеченного в этом месте уже на карте 1838 года. Франкоязычная карта 1852 года показывает "Fabrique de suif", то есть жировую фабрику, а в 1859 году отмечена "щетинная фабрика" Мамонтовых.

Табличка слева - выдержка из "Указателя русского отдела Парижской всемирной выставки" 1867 года, откуда становится ясно, чем тогда промышляли братья Мамонтовы и Ко.

В издании "Всемирная выставка 1867 года в Париже" (автор М.Я.Киттары) написано: "За отличное качество, сортировку и полноту коллекции наши известные сортировщики щетины братья Мамонтовы (в Москве) получили одну из золотых медалей, так скупо павших на долю России".

Справочник по Всероссийской мануфактурной выставке 1870 года в Петербурге с грустью сообщает, что "нельзя не пожалеть отсутствия на выставке отличной сортированной щетины с московской фабрики гг. Мамонтовых, удостоившейся золотой медали на всемирной парижской выставке 1867 года."

К началу 1874 года о московских домовладельцах, почетных гражданах братьях Мамонтовых было известно следующее: Александр Николаевич Мамонтов (41 год) проживал в Басманной части, на Разгуляе, в собственном доме (где он оставался до начала 1880-х). Состоял членом московского отделения Мануфактурного совета и выборным от московского купечества. Его брат Николай Мамонтов (38 лет) жил на Пресненской части, в приходе церкви Николая Чудотворца в Ваганькове, в собственном доме при фабрике. Оба торговали сургучем и лаком под фирмой "братья А. и Н. Мамонтовы" в Хрустальном ряду.

Справочная книга на 1886 указывает братьев Мамонтовых в категории "Торговые дома 2-й гильдии" - поскольку с 1880 года у них имелся свой Торговый дом. Как и раньше, во владении сургучная и лаковая фабрика в Пресненской части, за Трехгорной заставой, при собственном доме. В 1881 году было освоено производство высококачественных английских лаков, позволившее заменить импортную продукцию. За свою продукцию фабрика неоднократно получала медали и награды на российских и международных выставках. На Всемирной выставке 1900 года в Париже фабрика Мамонтовых получила бронзовую медаль в классе 65 "Приготовление металлических изделий" за капсюли бутылочные, а в классе 87 "Производство химических и фармацевтических веществ" заработала золотую медаль за "лаки спиртовые и масляные, эмалевые краски". В среде коллекционеров известны также многочисленные стеклянные пузырьки и бутылочки с клеймами братьев Мамонтовых.

В 1889 году на основе старого Торгового дома и фабрики было организовано "Промышленное и торговое товарищество братьев А. и Н. Мамонтовых", устав которого, отпечатанный в 1913 году, хранится в Российской библиотеке (РГБ). На первой страничке документа добавлена сноска о том, что территория фабрики с 1902 года входит в черту Москвы. Но развивать ее и прокладывать новые улицы предстояло еще много лет, поэтому в 1895, 1899 и 1911 годах адрес фабрики указывался просто - за Пресненской заставой.

Информация о составе правления и капиталах Товарищества была опубликована в "Указателе действующих в Империи акц. предприятий" на 1903 год и на 1905 год и доступна нам для ознакомления.

Адрес фабрики многократно менялся, хотя сама она никуда не переезжала.
В справочнике "Вся Москва" за 1914 год - она на Звенигородской улице, 3.
В 1917 году адрес - Звенигородское шоссе, 3. Телефоны - 2-92 и 2-04-91.
Склад фабрики находился в Хрустальном ряду Старого Гостиного двора, №111.
А еще по состоянию на 1899 год при фабрике было частное училище. Учитель - потомственный почетный гражданин В.А.Рубцов, законоучитель - диакон Н.И.Бахтиаров.

Фабрика могла позволить себе полностраничную рекламу в начале XX века:
1) Объявление из книги "Вся Москва" за 1901 год. Чтобы его рассмотреть, нужно повертеть головой.
2) Объявление из книги "Вся Москва" за 1907 год. Все то же самое, плюс появилось отделение в Петербурге.
3) Объявление 1908 года, где перечислены даты получения различных наград и золотых медалей.
4) Реклама из справочника 1914 г. "Фабрично-заводские предприятия Российской империи (исключая Финляндию)" за авторством Л.К.Езиоранского. Здесь перечислены уже четыре магазина, один из которых - старый добрый "амбар" в Хрустальном ряду.


В 1905 году рабочие фабрики участвовали в революционных волнениях - хотя и не так активно, как на соседней Прохоровской мануфактуре. Согласно книге "Декабрьское восстание..." (выпуска 1920 года), 17 декабря фабрика обстреливалась артиллерией, вследствие чего загорелись склады сырья. 19 декабря разъезды были отправлены на проверку трех главных фабрик района - Прохоровской (будущая Трехгорная мануфактура), братьев Мамонтовых и сахарного завода (в будущем - имени Мантулина). Рота Ладожского полка осмотрела фабрику 21 декабря на предмет спрятанного оружия и взрывчатых веществ, но ничего особенного не обнаружила. В отличие от фабрики Прохорова, где было вскрыто целое революционное гнездо и найден большой арсенал.

После революции фабрика была переименована в Пресненский завод лаков и красок, вошедший с 1922 года в трест "Лакокраска", и рекламировалась уже как один из производственных винтиков в его составе, чему подтверждением представленные ниже объявления.



В 1928 году в трест входили также два ярославских завода с вдохновляющими названиями "Свободный труд" и "Победа рабочих". Общее количество рабочих на всех заводах - 1692 человека. У треста было пять магазинов на центральных улицах Москвы, первый из которых занимал старый адрес на той же Мясницкой, в доме Строгановского училища (№24).

В 1926 году в качестве адреса у треста 1-я Звенигородская улица, 3. Уже тогда она была почти тупиком, а после строительства комплекса редакций газет (мрачное здание, выходящее на площадь у метро) исчезла окончательно. Впрочем, завод только и делал, что "перемещался" между двумя соседними улицами и шоссе. Сейчас официальным адресом всех строений завода является 2-я Звенигородская улица, 12. Но есть еще один, призрачный адрес - "Звенигородское шоссе, 7", который тоже считается правильным, так как по нему числится северная проходная.

В 1927 г. была образована Центральная научная лаборатория, превратившаяся через четыре года в институт. В 1937 году завод получил "красную" приставку и стал называться Красно-пресненский завод лаков и красок. В Адресной книге "Вся Москва" на 1936 год завод входит во Всесоюзное объединение "Лакокраска", имеет собственную автобазу и осуществляет производство "лаков спиртовых, масляных и изоляционных для электропромышленности, эмалевых красок, сургучей и смолок". В 1938 году по адресу завода числится Всесоюзная контора лакокрасочных покрытий Наркомтяжа СССР, а сам он перешел в состав управления "Главкраска".

После войны - Государственный Краснопресненский лакокрасочный завод, входивший в состав ГИПИ ЛКП - Научно-исследовательского и проектного института лакокрасочной промышленности. К 1958 году на нем выпускалось почти 400 наименований продукции. К 1990 году завод являлся частью НПО "Спектр" и достаточно успешно работал, пока не подвергся рейдерскому захвату, и в результате был уничтожен. Территория рядом со Звенигородским шоссе уже несколько лет назад планировалась под застройку, но ограничивалось все сдачей под офисы. В 2016 году началось переобрудование под деловой квартал, открылся свободный проход и калитка с западной стороны (застройку не отменили, но историческую область обещают каким-то образом сохранить - хотите верьте, хотите нет).

В центре территории гостей встречает мемориал погибшим на войне работникам завода. Все, как и должно быть на старом предприятии, включая привычную уже несовместимую цветовую гамму, так любимую создателями военных памятников, из-за чего прочитать фамилии затруднительно.

Автопогрузчик, ржавеющий на задворках комплекса, возле забора, отделяющего завод от территории дома №3ас1 по Звенигородскому шоссе.

На территории сохранилось несколько красивых корпусов, так же, как и более поздние добавления, пристройки, надстройки и административные корпуса советского времени, две дымовые трубы, в одном из зданий - встроенная водонапорная башня, рядом с проходной - уже военный мемориал, а также всякие мелкие и средние артефакты промышленного прошлого.

"Желтый дом" - строение №2 и высокая, действительно высокая кирпичная труба, стоящая западнее. Для желтого дома в архивах указана дата 1916 год, что совершенно не обязательно должно быть правдой, но других вариантов у нас нет. Легко заметить, что здание было надстроено.

Старая фотография 1930 года с сайта pastvu.com позволяет нам заглянуть в прошлое завода. Слева мы видим тот самый желтый корпус №2, пока еще трехэтажный. Справа - зеленый корпус №23, а впереди - главные ворота со стороны ушедшей в историю Звенигородской улицы.

Сравните старый вид желтого корпуса его с современным обликом. Водосточная труба укреплена на том же самом месте - традиции живут долго. Налицо небольшой выступ в левой части здания, узкие окна второго этажа, более широкие - на третьем этаже. Декорация карниза после надстройки сохранилась. И корпус был расширен на два окна слева - не так уж трудно заметить "шов" в месте прилегания частей.

Культурный центр бывшего завода, где находится военный мемориал (он справа за кадром), сюда же выходит самый красивый фасад - зеленого корпуса №23 (с датой "1914"), и именно сюда попадают гости, которые проходят через старую проходную со Звенигородского шоссе. На заднем плане - желтый корпус, а еще дальше, уже за территорией, виден кусочек жилого дома на красной линии шоссе.

На представленной выше старой фотографии 1930 года этот корпус красуется широкими окнами, которые затем превратились в более узкие оконные пары.

На зеленой стене висит "мегафон", тоже зеленого цвета.

Как бывает на советских заводах, исторические постройки густо обросли мелкими и крупными излишествами, пробитыми окнами и стеклоблоками. Вдобавок вся эта мешанина подвергалась с 2016 года активной переделке под офисы, лофты и клубы, что видно на этих двух фотографиях, сделанных с разницей в год - в 2016 и 2017-м годах. Строение 21, носящее несомненные черты советской архитектуры, как утилитарной, так и эстетической. База данных утверждает, что оно построено в 1939 году: на второй фотографии видны определенные изменения, происходящие с южной частью здания.

Рядом с ним стоит вторая заводская труба - выкрашенная в красный цвет, она заметно ниже главной, рыжей трубы.

С южной стороны хорошо видна активная переделка и перестройка, проводимая современными арендаторами.

Красный корпус под номером 22, стоящий к югу от зеленого. На его противоположном (западном) фасаде выложена дата "1903".

Западный фасад с уродующей его посторонней пристройкой.

Водонапорная башня на восточном корпусе №1. Корпус ограничивает завод с востока и не зря носит первый номер - именно с этой стороны когда-то был главный вход с исчезнувшей Звенигородской улицы. Теперь за ним проходит небольшая пешеходная дорожка и нависает серая глыба здания газетных редакций.

Между заводским забором и восточным фасадом первого корпуса можно пройти по узкой пешеходной дорожке, упирающейся в итоге в северную проходную завода. Над головой нависает водонапорная башня. Установлена даже сетка, чтобы падающие кусочки не травмировали прохожих.

Внутренность башни при взгляде с лестничного пролета.

Так это место выглядело до революции, в 1909 году. Звенигородская улица. Третьего этажа у здания пока нет, как нет и башенки. Добавьте еще забор между корпусом и деревьями - и будет похоже на текущее положение дел.

Один из ранних арендаторов под названием Loft Event Hall #1 - нечто вроде арт-пространства для организации разных мероприятий. Пока здесь можно снимать фильмы в жанре оптимистичной промышленной урбанистики.

Бело-желтый корпус 19 и вид на высокую рыжую трубу.

Старые стены и чердак девятнадцатого корпуса.

Арт-пространство для съемок (подготовка к которым как раз велась неподалеку).

Строение 18. По документам оно якобы построено в 1905 году, однако на кирпичах встречаются клейма более старых времен. На заднем плане - как бы сказать полегче - в общем, "картонное уродство" будет самым мягким термином для этой конструкции, выросшей на землях бывшего Пресненского машиностроительного завода.

В отличие от других корпусов, в стенах строения 18 удалось обнаружить оригинальные кирпичи с клеймами "ЕКБ" в прямой видимости. Клейма датируются 1830-ми годами - задолго до основания лакокрасочного производства, тогда здесь находилась еще самая первая, щетинная фабрика. Не хочется утверждать бездоказательно, но это здание вполне могло сохраниться от ее оригинального комплекса и быть самым старым в окрестностях.

Веселая компания маленьких кранов и трубок выглядывает из стены одного из цехов.

На территории было обнаружено несколько старых люков, из которых больше всего Алапаевского машзавода родом из конца 1950-х, а также пара крышек-менажниц довоенных времен: этого добра хватает и в остальной Москве.

Курение на заводе лаков и красок - это смерть всему живому.

Тем более, когда рядом в шкафчиках находятся газовые баллоны с кислородом и ацетиленом.

В южной части, где раньше стояли газгольдеры, сейчас стоят среди труб искусственные животные.

А также здесь можно найти работающие грузовые весы 1965 года родом из Целинного совнархоза, одного из сорока семи хрущевских начинаний, призванных частично заменить собой министерства и улучшить систему управления. Но как мы знаем, закончилось все еще большей неразберихой: в том же 1965 году совнархозы были ликвидированы, и функции управления вернулись к министерствам.

Целинный совнархоз включал в себя современную Астану, тогда называвшуюся Целиноградом, и прилегающие районы Казахстана - Целинный край (города Кустанай, Кокчетав, Павлодар). Логотип в виде буквы "К" в кружочке обозначает Кокчетавский приборостроительный завод. Он ведет историю от чугунолитейного завода, основанного в 1916 году, позже ставшего механическим и выпускавшего изделия для швейной и обувной промышленности. В 1948 году завод был передан в подчинение Министерства машиностроения и приборостроения, стал специализироваться на выпуске весоизмерительной продукции. Большая часть советских автомобильных, вагонных весов, дозаторов была оснащена циферблатами Кокчетавского завода. Продукция пользовалась спросом не только в нашей стране, но и за рубежом.

Старая пожарная машина, стоящая на заводском посту. Насколько я понимаю, это классическая модель ГАЗ-53.

Остатки доски почета. Она стоит напротив административного здания 1975 года на юго-восточном краю территории, возле бывшей проходной и автомобильного КПП, ведущего на улицу Костикова.

Внутри сохранились разные предупреждения по технике безопасности. Среди них - отъявленный хулиган с типично хулиганистым лицом, собирающийся поджечь небольшую баллистическую ракету, а рядом уже картинка по профилю завода - баночки с лаком, готовящиеся на открытом огне (приятного аппетита!).

На новом административном корпусе установлена доска с надписью: "Рабочие Пресненской лакокрасочной фабрики и их боевая дружина стойко сражались на баррикадах в декабре 1905 года". Вероятно, она предназначалась для рабочих, а для остальных прохожих со стороны 2-й Звенигородской улицы на доме №12с6 висела доска из красного гранита с почти таким же текстом - только там было написано не "фабрики", а "завода". Еще в 2015 году она была в сохранности, но затем исчезла, а на ее месте было пробито окно.

Превращение завода в культурный квартал происходит лучше, чем в некоторых местах. Облик ресторана, сквозь который проложен юго-западный вход, вообще представляет собой редкое зрелище - почти как в Европе. Обычно все попытки соорудить приятное глазу общественное пространство у нас заканчиваются позорным провалом.

Даже и не скажешь, что следующие три фотографии сделаны в Москве, не правда ли?

Интересно, как долго все продержится перед натиском отечественного офисно-жилищного строительства?